Google Website Translator Gadget

понедельник, 16 июля 2018 г.

Недонесли бремя белого человека

Перед самим описанием боя несколько уточняющих моментов. Сражаются отряды Доминиона Арулько (Британская колония) и Берега Свободы (аналог африканской Либерии образца конца XIX века). Место действия, как обычно, Парадизо - удуманный группой друзей архипелаг в Карибском бассейне.






Тревожным днем 14 июля 1880 года, во время сиесты, когда жара максимально давит на человека, делая его безвольным, заставляя прикладываться к фляге с водой или, сидя на веранде, под противомоскитным пологом, к бутылке с прохладным вином, дымя сигарой или трубкой с добротным табачком, наш отряд, отмаршировав всё утро по единственной, чавкающей под нашими сапогами грязью, дороге, вышел к фермам занятым чернокожими повстанцами с Берега Свободы еще в декабре.
Трудные времена для Арулько. Британских войск мало, местные полки еще толком не сформированы, генерал-губернатор разрывается на части из-за проблем по всему острову. На севере Вилена, на востоке Тропико и Берег Свободы. Хорошо, что Нуэва-Эстремадура не накатывает волной на наши южные границы. Примерно полгода назад наш небольшой гарнизон был выбит из этих земель. Пришло время вернуть нашу землю себе.


13:00 Восточное побережье Исла Арулько. Лейтенант Майлз Макфарлан 






Дорога была единственной. Ферма за полгода - укрепленной. Наши солдаты обезвожены. Майор Фергюссон, а именно он командовал нашей карательной операцией, разбил наши силы на две части: шотландская полурота и полурота 36-го пехотного полка должна была выйти к ферме через болото справа от дороги, вторая рота полным составом должна была выйти слева от дороги прямо около фермы, приданные нам матросы тоже ложны были выйти слева от дороги. Также к нас придали новосформированные части Llama Corps, однако, они были не в своем полном составе, а только одно отделение, правда с лейтенантом во главе. Мы были хорошо вооружены, картечница Гатлинга пробивалась со своим расчетом через джунгли, а наша пехотная семифунтовка двигалась прямо по дороге.










Ферма встретила нас самодельной фортификацией и кучей штыков в руках чернокожих повстанцев... Продираться через джунгли было задачей не из простых, но большинство наших людей делало это уже почти год и имели определенный опыт. Моряки страдали больше пехоты, конечно же ни о каком строе (хотя бы колонны) речи не было, они просто толпой брели через заросли работая палашами и мачете. Солдаты с правого и левого флангов от флотских беззлобно посмеивались над моряками, а лейтенант ЕКВ броненосца "Внезапный", который командовал группой моряков, старался изо всех сил не посрамить Флот.
При переходе через джунгли местные парни показали себя хорошо и даже очень, они первые добрались до опушки перед дорогой. Новоиспеченный лейтенант Llama Corps Фернандес был горд за себя и своих людей.










Несомненно, что перемещение такой большой группы людей не могло остаться незамеченным. Нас ждали. Около ста чернокожих солдат при форме и вооружении. С ними были белые офицеры и наши разведчики узнали в офицерах янки. Также на самой ферме было до полуроты морских пехотинцев США. Были замечены пушка и митральеза Норденфельда на веранде фермы. Это было никак не похоже на просто банду повстанцев. Это была полноценная армия; офицеры контролировали своих солдат через сержантов, сержанты заботились о соблюдении порядка. Опять же артиллерия.












Выйдя на позиции, обговоренные с майором, офицеры дали своим людям передохнуть и начали выполнять ту часть долга, ради которой он сюда прибыли. Дерзкие повстанцы должны были быть наказаны. Их нелепый бунт мешал нам, европейцам, нести свое бремя Белого Человека в эти негостеприимные края.










Согласно плану солдаты должны были синхронно выйти на огневые позиции, построится плотным строем (майор посчитал, что распугать повстанцев огнем наших линий - это хорошая идея) и дать несколько залпов, после чего преследовать убегающего противника на территории фермы. Хочешь рассмешить Бога - расскажи ему о своих планах...








Как только наши люди оказались на границе джунглей - раздался первый выстрел этого боя - выстрелило 9-фунтовое орудие повстанцев, впрочем это было запланировано, орудие убило одного солдата из 36-го полка и ранило еще парочку. Примерно в 15600 наше орудие тоже открывает огонь нанося ранения засевшему за баррикадами противнику.





А вот на самом важном для атаки месте (справа от дороги) возникла заминка. Болото оказалось очень топким и местами непроходимым и наши солдаты путаясь в кустарнике и траве, проваливались по грудь в мутную, дурно пахнущую воду, очень медленно продвигались вперед. Слишком долго. Напрасно майор посылал ординарца (меня) поторопить людей - природа не давала исполняться задуманным планам. Лейтенанты Милз и Фарелл достойно выполняли свой долг, но вскоре строй был потерян и люди просто толпой ползли по болоту, проклиная удушливый Ад джунглей, Парадизо и чертовых повстанцев. Лейтенант Фарелл мне всегда нравился, классический рыжий горец со взрывным характером, всклокоченной бородой, но веселым нравом, всегда был душой офицерского клуба, отличный собутыльник и рассказчик самых смешных историй, которых у него было превеликое множество еще со времен кампании в Африке. Было горько видеть, как он душевно и физически страдает от невозможности четко выполнить приказы.




Но самое большое количество трудностей выпало на долю наших артиллеристов с картечницей Гатлинга, незаменимая в открытом поле, установленная на колесный лафет она была очень громоздкой для плотных зарослей. Парни усердно работали мачете и топорами, расчищая путь для своего чудовища, алчного до чужих жизней. Разок они так крепко застряли в грязи, что казалось бы все - дальне они не смогут сдвинуться ни на фут, но человеческая воля и любовь к Королеве сделали свое дело и орудие было вытащено, поставлено на колеса и... все началось заново, рубка леса, кровавый пот и тяжелая работа. Майор через зубы заметил, что он затребовали королевских инженеров, но ему отказали.








Примерно к 15:30 началась полноценная перестрелка. Подобно прошлогодним листьям дома (Боже, как я хочу домой из этой духоты и влажности), которые подожгли озорные мальчишки, ружейный огонь начался на нашем левом фланге и перекинулся на центр. Отдаю должное Llama Corps парни оказались крепкими и смелыми - выйдя на сорок штыков врага, они не стушевались и начали стрелять. Расчет митральезы не смог открыть огонь, да, это извечная проблема этих инструментов смерти - они часто клинят и приходится очищать лоток подачи от застрявших боеприпасов. Конечно, одной бедой у смелых латиносов было меньше, но сорок негров с винтовками так никуда и не делись. С нашей с майором позиции мы наблюдали, как сначала одна полурота повстанцев дала залп, потом вторая.
Майор внимательно смотрел через бинокль: "достаточно неплохая стрельба для негров, Майлз. Узнайте, что там у Фернандеса".




Тем временем огневой бой перекинулся на центр наших позиций. Наши мальчики меткой стрельбой избивали противника за баррикадами. Но главного удара все еще не было. Наши парни застряли в болоте.






Опрометью бежал я в сторону отряда лейтенанта Фернандеса. Мимо наших славных парней из 36-го, мимо матросов ЕКВ, наконец меня окружили душные джунгли, заполненные едким ружейным дымом. Впереди послышался шелест листвы и звук ломающийся ветки, что само по себе было странно, так как буквально в 200 ярдах шел ожесточенный ружейный бой, но вот так были напряжены все мои чувства в тот момент, что я отчетливо слышал все эти звуки. Навстречу мне выбежали наши местные соратники, на руках они несли раненого лейтенанта, его рука висела на тончайших лоскутках плоти. Кровь испачкала бурыми пятнами весь светло-синий мундир, однако, сеньор Фернандес был в сознании и старался приободрить своих людей, это было очень смело и благородно - настоящий офицер. Буквально вчера эти местные испаноговорящие люди мне были непонятны, их офицеры выглядели слишком надменными, но сейчас я видел, что значит для них быть офицером. Люди лейтенанта положили своего командира на землю у ближайшего дерева и принялись перевязывать его рану, когда прямо за ними из густой растительности выскочили, казалось бы неисчислимые орды чернокожей пехоты. С перекошенными рожами, лоснящимися от пота, сверкая белками глаз они бросились в штыковую. Llama Corps дали нестройный залп и приготовились продать свою жизнь подороже. Уже после боя я узнал, что повстанцы бросились за отступившими латиносами в джунгли и попали под продольный огонь нашей пушки и было их в джунглях не десятки, а от силы половина полуроты, но страх, как известно, делает опасность больше, чем она есть на самом деле. Тогда же, перед тем, как покинуть лейтенанта Фернандеса (все же я был адьютантом майора и должен был быть постоянно при нем, чтобы достойно исполнять свой долг), я узрел картину, которая вселила в мою душу печаль. Офицер,  который командовал повстанцами был белокожий, когда его люди бросились в штыковую атаку он хладнокровно достал револьвер и застрелил раненого лейтенанта в голову. Все бойцы Llama Corps  доблестно сражались за свою землю и пали в той неравной битве...











Направляясь в сторону майора я слышал, как полурота негров попыталась наброситься на славных матросов, но не преуспела в этом, отлично поработали артиллеристы, а храбрые моряки тоже не растерялись и встретили повстанцев в густой растительности сталью и пулей.










Центр наших позиций вел непрекращающийся огонь по противники и наконец то стали видны первые результаты этого труда - в рядах повстанцев стали появляться значительные прорехи.









первый раз случилось так, что мы почти израсходовали
покерную колоду для стрельбы...


























Наконец то, наши основные силы вышли на свои позиции и это спустя несколько часов от того времени, когда они уже должны были там быть. Их встретили ругательствами и огнем. Наши солдаты стали падать подобно тряпичным куклам, непонятно как забытыми детьми в этом адском лесу.





А вот теперь мы могли показать на что способна "тонкая красная линия". И мы показали. Парни, стреляли как черти, как демоны, я восхитился той "механичности" с какой каждый из них хладнокровно производил выстрел, почти в самое лицо повстанцам, доставал из подсумка новый боеприпас, разряжал его и все повторялось снова. По своему - это было красиво. Выстрел - щелчок и латунная гильза улетала под ноги - пауза, легкий скрип кожи подсумка, шелестение обёрточной бумаги, в которой лежали боеприпасы, звук скольжения гильзы к стволу, щелчок - ружье вскинуто - выстрел. Итак до 10 раз в минуту. Славные парни!







Матросы завязли в очередной рукопашной схватке, майор скомандовал общую атаку на противника. И во всех своих отчетах я буду писать, что это было правильное решение. Но стрельба повстанцев была ужасающа, да они стреляли не очень метко, но они стреляли много. Тот самый момент, когда количество победило качество, отвагу и честь.


















Под ураганным огнем наши мальчики дошли до баррикад, оставляя за собой раненых и убитых. Солдат и сержантов. Был момент, когда повстанцы стали отступать и это было прекрасное ощущение, но оно сменилось отчаяньем и болью от осознания того факта, что они отступали чтобы на их место пришли свежие повстанцы. Но мы наступали. Сам майор выхватил свой револьвер из кобуры и присоединился к атаке на баррикады совместно с шотландцами, я был рядом с ним.































Но повстанцев все еще было слишком много. Майор, не смотря на горячку боя - не потерял трезвости мышления и оценив обстановку - приказал трубить отступление...
























Уже теперь, в лагере, где мы подсчитываем потери и залечиваем свои раны я понимаю, в какой переплет мы все попали... атакуя меньшим числом мы потеряли убитыми порядка 10-12 человек, а также человек 18 ранеными, часть из которых, увы, мы не смогли забрать с поля боя. Однако, мы их потрепали. Теперь на ферме не более 30 негров. Смерть собрала свой щедрый урожай.
Но больше всего беспокоит присутствие американцев на нашей земле...



Дядя Костя - прекрасно поиграли. Море ощущений и эмоций. Очень напряженная и интересная игра. Во прямо очень. Отличный репорт. Получилась хорошая и добротная история, которую приятно рассказать и вспомнить. Ну, а Парадизо будет гореть и дальше. Такая у этого архипелага судьба.


9 комментариев:

  1. Очень таки красиво получилось! Браво!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. спасибо, дорогой! Все жду от тебя общие фотографии твоей армии на 30-летку. Шикарная будет картина

      Удалить
  2. Великолепный бой получился. Мне сразу показалось, и ход повествования это подтвердил, что у европейцев мало шансов. Однако, потрепать противника имело смысл. Хотя бы ради такого замечательного рассказа.

    ОтветитьУдалить
  3. Есть мнение, что вам не хватает негров, поскольку общеизвестно, что только негр может победить другого негра в честном бою. :)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. мы делаем ставку на латиносов - прост их у меня покрашено мало

      Удалить
  4. Шикарно разрешились от бремени (белого человека)!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. ага, бремя было расширено и углублено )))

      Удалить

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.